Пертту Кивилааксо и Микко Сирен — интервью для LOUDER! Magazine

Перевод интервью с Пертту и Микко в Париже для «LOUDER! Magazine», ноябрь, 2013.
Translated by Perttu Kivilaakso Rus Fan Club (Taliana Seigner)

***
Вопрос: Вы отыграли очень личный, знакомый концерт прошлым вечером в Париже. Было очень приятно видеть вас в такой обстановке. Даже если вы, парни, столкнулись с некоторыми проблемами, как например, с микрофоном. Не так ли, Пертту?

Пертту: Без понятия… (смеется) Обычно, если что-то происходит на сцене, это из-за меня…
Микко: Но он все так же без понятия, хотя это и происходит из-за него! (смеется)
Пертту: Ну да, я обычно не представляю, что случится на сцене. Там я всегда могу наступить куда-то и не предполагать, что это будет взрыв. Но там был не только этот инцидент…
Микко: Да, случай с микрофоном был вообще незначительный… Это было весело!
Пертту: Ты потом как-то неправильно играл…
Микко: Я играл неправильно целую минуту из песни! Я напрочь забыл всю долбаную песню! (смеются)

Вопрос: Значит, когда вы теряетесь во время концерта, вы придумываете что-то новое?

Микко: Именно, я придумывал! Я практически сочинял в тот момент!.. (смеются)
Пертту: Вчера было одно из самых захватывающих шоу, потому что у нас никогда не было такого долгого перерыва после последнего клубного выступления. Около 15 месяцев мы не играли все эти песни, так что это действительно трудно помнить все, как и что там идет.

Вопрос: Я предполагаю, что это великолепное чувство иметь возможность снова начать выступать и видеть зрителей перед собой после такого перерыва. Какими были ваши ощущения прошлым вечером?

Микко: Перерыв это было хорошо. До этого мы играли в живую около 4 или 5 месяцев назад, так? (Пертту кивает) Так что надо было просто смахнуть пыль! (Микко говорит о туре с Wagner Reloaded, который не имеет ничего общего с истинной Apocalyptica, концерт которой состоялся впервые за пятнадцать месяцев, как подчеркивал ранее Пертту).
(Говорят о концерте в Париже 21.11.2013, подробнее тут — прим. пер. )

Вопрос: Микко, ты в группе уже 10 лет. После всего этого времени, как ты думаешь, что ты и твои ударные привнесли в музыку Апокалиптики?

Микко: Я думаю, говоря за себя, и я чувствовал, что все время ребятам и группе нужно идти вперед. Мы не могли оставаться на месте, нам нужно было обернуться и посмотреть, что добавят в звучание ударные элементы, в этом нуждались и некоторые прошлые композиции, и мы нашли этот путь в окружении ударных. Так это было? (обращается к Пертту)
Пертту: … (молчит)
Микко: Спасибо!
Пертту: Merci… Да, для нас каждый альбом это прекрасная музыкальная площадка, звуковое поле. Мы постоянно придумываем что-то новое, мы стараемся избегать повторений самих же себя. И это было самой очевидной вещью, которую мы пытались достичь, используя элементы ударных. В этом, конечно, была огромная помощь от мистера Дэйва Ломбардо из группы Slayer. Он предлагал, когда нам нужен был барабанщик, и играл с нами. И сегодня мы реализовали эти возможности и в живых выступлениях. Все это означает, что теперь я наслаждаюсь компанией мистера Сирена.
Микко: На сцене и вне…
Пертту: Больше на… (смеются)

Вопрос: Как вы сказали, мы всегда можем наблюдать эволюцию вашей музыки с каждой новой записью. В «7th Symphony», например, действительно было привнесено много нового, новое звучание. Вы довольны, как поклонники приняли этот альбом?

Пертту: У меня ощущение, что публика приняла этот альбом поразительно хорошо. Мы шли в студию с очень-очень свободным, открытым сознанием. Мы не хотели ограничивать себя. У нас не было строгой структуры для новых треков. Мы пришли в студию, полные идей, и начали по кругу пробовать разные сумасшедшие эксперименты и вещи на виолончелях, смотрели, как это звучит, что происходит, и это вылилось в 1,5-2 минуты Посейдона. Эти свободные от предубеждений, безрассудные, сумасшедшие штуки были указанием свыше. Это была идея нашего прогрессивного продюсера Джо Баресси (Joe Barresi). Он хотел, чтобы мы копали как можно глубже…. (смеются) Поэтому «7 Симфония» такая, какая есть. И когда начался тур, и мы стали играть эти комозиции, то наверное впервые, я чувствовал, что новые песни действительно любимые песни аудитории. Ты помнишь? (к Микко)
Микко: да….
Пертту: Например, во Франции. Я думаю, что-то произошло здесь за пару лет до «7 Симфонии», потому что до того у нас не было столько возможностей в турах здесь. Но для «7th Symphony» здесь стало открыто. И наверное, одна из причин тому — это Дюплантье, с которым мы прекрасно сотрудничали. Получился великолепный трек. («Bring Them to Light» feat. Джо Дюплантье) Да… (показывает на Микко, типо давай говори)
Микко: у меня нет слов! 🙂

Вопрос: Пришло время поговорить о «Wagner Reloaded». Когда пришла идея такого проекта и, конечно, как много времени заняло, чтобы претворить идею в жизнь?

Микко: Думаю, изначально идея зародилась года три назад, у Грегора Зейферда, хореографа постановки. Он спросил нас, так как то был юбилейный год Вагнера, то есть сейчас юбилейный год (2013 — прим. пер.), и он предложил нам сделать особенное шоу в честь Вагнера. Он был вдохновлен нашей музыкой долгое время, и до этого он уже делал танцевальный проект, где использовалась наша музыка, так что он хотел сделать шоу, в котором была бы представлена жизнь Вагнера, но не с музыкой Вагнера, а с музыкой Апокалиптики. Это была его инициатива. И потом это заняло где-то три года, чтобы все сделать, написать музыку, ведь вся музыка там это новая музыка Апокалиптики, новые треки. Это больше часа мызыки, час и сорок минут музыки. И так же заняло много времени, чтобы собраться с мыслями и выделить сюжетную линию, которую будут играть. Он хотел сделать танцевальный проект, это не было как наш обычный концерт, как мы делали раньше. Тут мы стали частью большого производства.
Пертту: Я чувствовал, что все там были из-за меня… 🙂
Микко: Конечно, так оно и было… (смеются)

Вопрос: Говоря о танцорах, как по-вашему, они большая часть повествования? Или просто художественное дополнение? Расскажите больше об их участии в проекте.

Пертту: Большое значение имела музыка, а элементы, которые мы выполняем, пришли уже позднее. Но это так же было действительно крутым коммандным проектом, в реализации которого нам хотелось принимать участие, быть частью всего этого, выступить с оркестром. Конечно, это стало стимулом для многих новых идей в группе, для вещей, которые мы хотели бы реализовать в будущем. Это очень волнующий и хороший проект. И это так же одна из причин, почему мы хотели выпустить диск с этим проектом. Потому что эта музыка очень захватывающая в новом интересном стиле Апокалиптики, так что мы хотели дать возможность поклонникам послушать эти треки.
Микко: Особенно в связи с прошлым альбомом, можно сказать, что этот альбом совершенно другой. Он больше для фанов, кто был с нами с самого начала, потому что было много запросов, можем ли мы использовать больше инструментальных вещей, художественных материалов и оркестра, для них это было особенно интригующе. А так же для людей, кто узнал нас недавно, по радио, например, это хороший шанс увидеть нас с разных сторон.

Вопрос: Альбом действительно интересный и полон мелочей, которые можно заметить только с нескольких прослушиваний. Хочется слушать снова и снова, наслаждаться музыкой, конечно, но так же открывать эти мелочи.

Пертту: Это прекрасно, что что-то заставляем хотеть этого снова, Например, секс. Это было бы досадно, если б было так хорошо, а ты потом такой — ну и хватит, достаточно… Такое разочарование! Ведь твой партнер хочет еще, снова и снова. Вот она причина, почему мне сегодня так паршиво… (все смеются)

Вопрос: Как было играть на сцене вместе с оркестром?

Микко: Это всегда великолепно, это как инструмент, когда ты чувствуешь оркестр, такой огромный, который дает возможность что-то получить и перенять. Это здорово. У нас были парни в оркестре, как имя…
Пертту: Свен.
Микко: Да, Свен Хельбик (Sven Helbig) и еще Кристиан Ярви (Kristjan Järvi), дирижер оркестра. Он очень сильно помог, он хорошо воспринимал целостную картину, и помогал нам, чтобы достичь наилучших результатов. Там много сложностей, начиная с расстановки. Мы играли не в форме стандартного оркестра, а на высоте, на чем-нибудь наверху. (смеются) Пара ребят тут, пара ребят там.. Потому что сцена такая, и во время шоу контакт между нами шел через мониторы, потому что было реально сильно громко. У рок-группы, не важно, что она делает, звук все равно громкий. И еще вынуждены играть скрипки с чистым звучанием и долбаными обезьяньими ударными позади…
Пертту: Думаю, что некоторые после этого просто уволились… (смеются)
Микко: Очевидно, после первого дня человека четыре больше так и не поднялись… И это из-за меня. (смеются)

Вопрос: Итак, мы знаем, что хореограф работал с оркестром и танцорами. Но он так же работал и с вами и привнес что-то свое в вашу работу?

Пертту: Конечно, саму идею и ее структуру сделал он. И музыка создавалась по существующему сценарию. Сравнивая, что мы обычно делаем, это абсолютно другая задача — сочинить что-то, когда ты не свободен на 100%, а подстраиваешься под настроение того, что будет происходить, какие танцы или действия. Мы раньше делали нечто такое, сопровождение картинки, например, саундтреки для игр. Это нечто похожее. Я думаю, этот альбом — это сборник саундтреков к балету, который был поставлен в прошлом. (смотрит на Микко, понимает, что что-то не то сказал). Ну, может, не в прошлом, не так давно…
Микко: Нет, не в прошлом. Всего-то несколько месяцев назад. (смеются) Когда мы были молодыми…
Пертту: Да, точно, как молоды мы были…
Микко: Грегор — очень вдохновляющая личность. Он на 100% все сделал сам. Он ахрененно хороший танцор, он просто изумительный и потрясающий хореограф. Его взгляды и его энергия, вот ключевая вещь, почему мы были так воодушевлены. Он показал нам, что он действительно вкладывается в то, что делает, и нам, видя это, тоже нужно было выложиться по полной. Он прекрасный человек, чтобы работать вместе. Так же великолепно, что он заботится о сотне танцоров, он заботится обо всем. Он работает с 6 утра и до полуночи. И когда у них появляется крошечный перерыв, и люди идут поесть что-нибудь, он единственный, кто берет веник и подметает пол, потому что танцоры скоро вернутся, говоря «Ох, эти ребята невероятны».

Вопрос: С какими трудностями вы столкнулись в процессе создания Вагнера?

Пертту: Страх высоты. Для меня это была самая большая проблема, потому что мы выступали очень высоко, где-то порядка 11-12 метров. Когда я впервые поднялся туда, то не мог поверить. За две недели нужно было возвращаться туда, и я просто уже не чувствовал своих ног и почти падал. Это было весело, потому что это такая явно не музыкальная вещь, на которой приходится концентрироваться. Кроме того, нужно помнить 100 минут новой музыки, да еще все эти элементы (смеется). Такая малость по сравнению…
Микко: Там не было никакого ограждения на этой 12-метровой высоте, так что можно было легко упасть. Но мне за ударными было хорошо, они защищали меня. Но да, это было непредсказуемо.
Пертту: Непредсказуемо…

Вопрос: Какие чувства и ощущения вы испытывали, находясь на сцене?

Пертту: Для нас это было, конечно, как играть музыку, но я больше ощущал это так же, как игру персонажа. Я ощущал себя частью чего-то, будто бы я рассказываю историю. Я был реально опустошен. Потому что я был на столько открыт на сцене, отдавая всю душу. (улыбаются)
Микко: Я тоже чувствовал себя опустошенным, конечно же. (смеется)
Пертту: Ты тоже открытый? (смеется)
Микко: Я был такой открытый, да.. И люди забрали мою душу, такой весь открытый… Но это честь участвовать в таком проекте, быть частью такого великолепного, такого большого шоу. Чувствовалось, что это нечто важное, что мы делаем нечто отличное, не только как художественное представление, но так же как историю жизни, большое сообщение, которое мы создаем. Вот поэтому следующим летом мы снова будем выступать в Лейпциге. И мы бы хотели сделать тур, концертное выступление, но тут много вопросов с планированием, потому что перевозить сотню людей это многовато.

Вопрос: Итак, огромный вопрос, когда мы увидим вас с этим шоу во Франции? Может быть, в следующем году?

Микко: В следующем году мы не сможем. (смеется) В следующем году мы будем.. Вообще-то уже сейчас мы пишем новую музыку для нового студийного альбома. Это наша задача на зиму. Потом мы возьмем небольшой перерыв между записями и поедем в тур с камерным оркестром. Это будет не Вагнер, это такой новый проект, которым мы занимаемся. К сожалению, вне Франции, больше в Восточной Европе.
Пертту: Это правда большая жалость, потому что тут как такая колыбель культуры, конечно, мы надеемся привезти во Францию и оркестровые вещи, и Вагнеровские, и все остальное, потому что, уверен, ваша культура и люди смогут оценить их.
Микко: Но можно быть уверенными, что после мы приедем сюда с нашим новым крутым блоком.

Вопрос: В заключениe интервью хотел спросить о Вагнере. Что он значит для вас, что он представляет для вас, как музыкантов?

Пертту: Мне проще сказать, потому что Вагнер это один из моих любимых композиторов всю мою жизнь. Он — одна из причин так же, почему я начал играть. Я влюбился в «Летучего голландца» («Der fliegende Holländer», опера Рихарда Вагнера), когда мне было года два или около того. Так что Вагнер всегда был близок моему сердцу.
Микко: Мои взаимннотношения с ним не такие уникальные… Я знаю несколько его главных тем, некоторые оперы, но я никогда не слушал их особо страстно, но через этот проект можно приблизиться к нему, увидеть его яснее, вдохновиться… Я не очень отношу себя к этому, но после проекта мне стало куда более интересно.

КОНЕЦ

Previous:

Эйкка Топпинен и Пааво Лётьёнен — интервью для Toazted 2014

Next:

Apocalyptica — интервью для LVZ-Online

You may also like