Интервью с Apocalyptica от ROCKNLIVE PROD

Перевод интервью с Пертту Кивилааксо, в котором он рассказывает о Wagner Reloaded, новом альбоме, звучании классики как метала и многом другом.

Translated by Perttu Kivilaakso Rus Fan Club (Taliana Seigner)

— Привет, меня зовут Пертту из Апокалиптики. Это, конечно же, ROCKNLIVE, в Париже.

Вопрос: Как вы сделали выбор написать альбом, рассказывающий о жизни и работе Вагнера?

— Вообще, Вагнер это совершенно отличное от того, что мы делали раньше. В том году было 200 лет со дня рождения Вагнера. И в постановке участвует хореограф, балетмейстер из Германии Грегор Зейферт. Он хотел показать в 100 минутах жизнь Вагнера в форме танцев. Он хотел добавить к этому музыку Апокалиптики, но и мы так же нашли, что это отличная возможность попробовать новое, совместить музыку Вагнера с Апокалиптикой и получить новый материал. Это было интересно, у нас было два выступления в августе или июле, где-то около того. Это было на Арена Лейпциг, и всего вместе там участвовало около 200 людей — это и большой симфонический оркест, и танцоры, и акробаты. Только слонов забыли! После проведения этого захватывающего шоу, мы решили, что можно использовать музыку отдельно и выпустили релиз для поклонников на CD.

Вопрос: Как работалось с Герогором Зейфертом?

— Вообще это было великолепно. Конечно, задача состояла в том, чтобы организовать постановку со стольким количеством людей. Нам нужно было оставаться в Лейпциге на три недели, чтобы все отрепетировать и все пройти. Но в общем, я могу сказать, что это все было высоко вдохновляюще, что мы делали. Быть частью чего-то, не того, что мы обычно делаем. Я страдал, конечно, потому что не мог быть постоянно в центре внимания (смеется). Это забавно. Танцы сами по себе как интересное абстрактное ощущение разных моментов жизни Вагнера. Вообще можно посмотреть клипы из шоу на Ютуб, они там должны быть.

Вопрос: Ты считаешь, что музыка Вагнера звучит как метал?

— Я думаю так, да. Для меня музыка — это менталитет, состояние ума. И метал это такая музыка, которая заставляет тебя чувствовать силу, это заставлет тебя чувствовать, может быть, даже агрессию, когда глаза часто-часто моргают, и ты плачешь… Все такое. И все эти элементы можно найти в музыке Вагнера. И я бы сказал, это не тот вопрос, каков твой жанр. Если ты хочешь чувствовать себя счастливым, ты слушаешь музыку, которая делает тебя счастливым. И не имеет значения, какая именно это будет музыка. Я чувствую себя счастливым, слушая Muse, например.

Вопрос: Два шоу в Лейпциге были фантастическими. Вы будете выступать с симфоническим оркестром в нескольких странах. Вы будете исполнять только песни из Wagner Reloaded или какие-то еще?

— Нет, вообще весенний тур будет полностью как старая Апокалиптика, но мы стараемся составить трек-лист, который раньше не исполняли. Такие самые крутые треки в нашей карьере. Из Вагнера, возможно, будут один-два трека.

Вопрос: Планируете ли вы выпустить live-DVD ваших предстоящих симфонических концертов?

— Было бы очень здорово, но мы не планируем этого. Потому что в июне будет два шоу Вагнера, и должен выйти DVD с одним из них. А весной после симфонических концертов, мы бы хотели записать кое-что из них, потому что трек-лист включает одну новую песню специально для оркестра. Кто знает, может для следующего альбома мы будем делать нечто такое — пара треков с оркестром. Это было бы очень вдохновляюще.

Вопрос: «Fight Against Monsters», «Flying Dutchman», «Stormy Wagner» — три сильные песни?

— «Stormy Wagner», как еще 4 или 5 песен в шоу, больше о времени, когда Вагнер был молод, был влюблен. На самом деле, это полный секс, очень эротические танцы. «Fight Against Monsters» — это была часть, изображающая работу Вагнера, его карьеру… (блабла не понимаю, он сам тоже, интервьюер говорит, давай дальше. — прим. пер.). «Flying Dutchman»! Конечно! Это моя любимая опера в Вагнере! Мне всегда нравился «Flying Dutchman». Это было весело исполнять, потому что нас поставили в какую-то штуку типо лодки, которая двигалась по кругу на сцене. И было сложно там стоять, потому что все двигалось, прыгало, а мы старались играть. Но мне всегда нравилось, что мы делали. Это как вызов.

Вопрос: Считаешь ли ты, что Бетховен звучит как метал?

— Бетховен это определенно метал. С Бетховеном то же, что и с Вагнером. В наши дни можно слышать много групп, в корне которых лежит музыка Бетховена или Баха. Потому что современный путь в сочетании гармонии того, что было уже сделано в классической сфере, с электронными инструментами, которые создают большие отличия.

Вопрос: Можем ли мы ожидать вскоре новый студийный альбом?

— Да. Думаю, скоро. Сейчас мы уже составляем материал и планируем отправится в студию в апреле-мае. Релиз состоится в январе 2015, после чего начнется тур.

Вопрос: Как вы нашли концепцию Апокалиптики?

— Я думаю, мы были просто сумасшедие парни. Я и Эйкка познакомились, когда были детьми, мы учились в одном месте, были поклонниками одной музыки. Поэтому и возникла идея посмотреть, как Металлика будет звучать на виолончелях, и мы нашли интересный путь для выступлений. Первый концерт Апокалиптики состоялся на школьной вечеринке для друзей и, на самом деле, не рассматривался как профессиональный. Но я могу сказать, если ты делаешь что-то, что тебе по-настоящему нравится, ты не можешь быть единственным человеком в мире, так что ты найдешь кого-то, кто чувствует так же. Это именно то, что произошло с нами. Нам нравился этот вид музыки, и есть люди, кто тоже любит эту музыку. Поэтому мы когда-то собрались впервые. И сейчас это потрясающее чувство быть здесь после 17 лет, продолжать жить и продолжать выступать, иметь собственное представление о том, какой должна быть наша музыка. Апокалиптика это прекрасная площадка, потому что мы делаем очень много разных вещей. Мы рок-группа, и мы все остальное. Мы можем быть очень классической группой в один момент, электронной в Вагнер шоу. Мы можем адаптировать старую музыку на современный лад, это наш путь деятельности. Интересно посмотреть, что мы еще придумаем сделать в следующий раз.

Вопрос: У тебя есть, что сказать французским фанам?

— Да, есть. Во Франции я очень счастлив видеть, что эта страна открыта для нас. В первые 10 лет чувствоваось, что сложно организовать концерты и приехать сюда. Но сейчас очень интересна культура страны, у нас общность в складе ума. И я люблю Париж, это прекрасное место!

Previous:

Альбом Cult

Next:

Интервью с Пертту Кивилааксо от NOISEFULL

You may also like