Интервью: Apocalyptica на фестивале Heavy Montréal

Эйкка Топпинен (Eicca Toppinen) и Микко Сирен (Mikko Sirén) из группы «Apocalyptica» на фестивале Heavy Montréal в Канаде ответили на вопросы о фестивалях, поклонниках, современных виолончельных группах и, конечно же, о новом студийном альбоме.

Эйкка: В Канаде много хороших фестивалей. В Соединенных штатах тоже есть несколько, но сравнивая с другими странами, только в Финляндии у нас больше фестивалей, чем во всей Америке. В Канаде мы играем на втором фестивале. В Штатах больше радио-фестивалей. Таких небольших, которые включают в себя только один какой-то вид музыки. В Европе много мощных, больших фестивалей, лайн-ап которых включает в себя много разных видов музыки, не только метал или техно, но все вместе в одном ряду.

Микко: Если сравнивать, то один отличный фестиваль — это Wacken.

Эйкка: Это один из лучших фестивалей. Heavy MTL тоже.

Микко: Конечно. Здорово видеть, как тут все организовано, какая атмосфера, какая погода. И даже не надо быть самым большим, чтобы быть самым впечатляющим. Великолепный лайн-ап. Жаль, что мы не сможем остаться до завтра, потому что выступают крутые группы. Действительно, отличная организация, атмосфера, один из самых впечатляющих фестивалей, которые я когда-либо видел. А видел я достаточно.

Вопрос: Что происходило между вашим последним и нынешним туром?

Эйкка: Мы были в туре до сентября 2012. Потом у нас было свободное время, кроме того, что я писал музыку для Wagner Reloaded, и потом у нас было несколько шоу, а перед этим месяц репетиций, потому что это был очень масштабный проект. После перерыва, когда каждый занимался разными вещами, мы снова стали собираться вместе. Прошлой осенью мы выпустили лайв-диск Вагнера, потом было большое промо с выступлениями по радио, акустическими выступлениями по всей Европе. Весной мы начали писать новую музыку. У нас так же был 2-недельный тур с оркестром по Европе.

Микко: Мы впервые выступали в оркестром. Для этого были сделаны особые аранжировки к нашим песням.

Эйкка: На прошлой неделе мы выступали с оркестром на Вакене.

Микко: Можно посмотреть на Youtube, это на самом деле великолепное шоу, которым мы очень гордимся.

Эйкка: Да, это было снято немецкой видео-компанией, так что можно найти на Youtube без ограничений для стран. Это действительно крутая штука. И все это время мы так же писали музыку для нового альбома, потому что уже на следующей неделе мы займемся пре-продакшном для нового альбома с нашим продюсером. И в октябре приступим к записи, а альбом выйдет в феврале.

Вопрос: Что мы можем ожидать в новом альбоме?

Микко: Сейчас концепция немного меняется. Мы хотим посмотреть, как можем развиваться и сколько можем выжать из себя. Мы хотим сделать альбом наиболее приближенный к группе. Эйкка объяснил, что мы сделали много проектов, с оркестром, и в прошлом работали с различными исполнителями. Это было здорово и позволило нам развиться, как музыкантам. Но сейчас мы хотим сделать чисто альбом группы. И мы решили взять только одного вокалиста на запись всего альбома, чтобы вместе создавать его. И мы нашли такого парня, его имя Фрэнки Перез (Franky Perez). Он из Америки, уже побывал в туре с Slash, побывал в туре с Scars on Broadway, он побывал всюду. И он очень-очень хороший исполнитель. У него совершенно уникальный голос, в который мы влюбились. Мы рады встретиться с ним.

Вопрос: Это конец вашему сотрудничеству с другими исполнителями?

Эйкка: Нееееееет.

Микко: Нет, это только для альбома. Кто знает, может, через полгода кто-нибудь пригласит нас сыграть для альбома или мы создадим какую-то супер-песню, но все же в этом альбоме мы хотим сделать нечто особенное, чтобы снова развивать самих себя.

Вопрос: После стольких лет почему вы по-прежнему актуальны?

Микко: Думаю, потому что мы любим то, что делаем, и потому что мы разговариваем. (смеются) Это как семья. Можно найти множество аргументов — создавать что-то новое от сердца, оставаться такими же страстными в том, что делаем… Мы сильно выросли вместе.

Эйкка: Каждый из нас имеет свою жизнь, каждый развивается своим путем. И это требует определенной гибкости от каждого, большего общения, чтобы сохранить равновесие.

Микко: Вместе мы, как компания друзей…

Эйкка: А еще мы никогда не строили больших далеко идущих планов. Мы всегда делаем то, что нам нравится и хочется делать в данный момент, мы всегда честны с самими собой. Я думаю, это и есть причина, как мы смогли сохранить желание развиваться самим и развивать группу, находить нечто новое, узнавать больше о музыке и о том, как делать музыку. Это то, чем я больше всего горжусь в Apocalyptica. Мы сейчас здесь — йеееее! Мы на сцене — йееее! Мы в студии — йееее! Крутая песня — вау! Давайте сделаем еще и снова! Каждый из нас полон энтузиазма! (улыбается)

Микко: И мы никогда не сдаемся. Мы люди не того сорта, которые могут позволить себе сейчас сделать меньше, потому что раньше уже сделали многое. Нам постоянно нужно делать больше, делать лучше, звучать круче, работать с самыми клевыми людьми, становиться лучше самим.

Эйкка: Мы не ищем легкой жизни. (смеется)

Вопрос: Что вы думаете о новых группах, такие, как «2Cellos«, например?

Эйкка: Это забавно. Знаете, эти ребята талантливы, и все такое. Но что было забавно лично для меня, так это то, что они пытались изобрести нечто, что мы уже сделали около 20-ти лет назад. (улыбается) Не понимаю, почему они так развились. Может, потому что сейчас другие времена, есть Youtube.

Микко: Может, потому что их поддерживает Элтон Джон. Но они очень талантливые и великолепные музыканты.

Эйкка: Да-да, безусловно. Они делают хорошую работу. Но, может, они кажутся людям и СМИ более веселыми. Может быть, дело еще в том, что сейчас при наличии интернета и Youtube информация разлетается намного быстрее и проще, чем было в 90-е годы. Тогда ты мог получить возможность крутить свой клип в ночной ротации по MTV, что мы и делали, и это было пределом мечтаний. Я видел некоторые их клипы, опять же из-за скорости распространения сейчас в масс-медиа. Кто-то один поделился, все тут же подхватили и такие — ваааа, вот это прикольно! И вот я стал смотреть один клип — ваааа, они делают очень олд-скульные клипы, в которых сидят зрители в стиле барокко (изображает и улыбается), а перед ними эти музыканты такие, мол, — «мы тут бацаем риал хеви!» (смеются)
ptkSqXOeTXw
Микко: Но это хорошо..

Эйкка: Да, это очень весело. (смеются)

Вопрос: Расскажите о ваших фанах…

Эйкка: Мама и бабушка — вот наши фаны. (смеется)

Микко: Наши фаны очень разные. И это то, чем мы гордимся. Я думаю, дело в том, что наша музыка — метал, но в нем есть и мягкая сторона, есть что-то прекрасное. Если смотреть на нашу аудиторию, то сейчас это больше девушки, чем парни, возраста от примерно 14-ти до 44…

Эйкка: Да, там много разных людей. Даже тех, кому 65. И мы очень рады этому всегда после шоу. Это круто.

Микко: Когда мы выступали в концертных залах, особенно, в туре с оркестром, там были разные люди, но все они одинаково наслаждались и сходили с ума от треш-метал-частей нашего выступления. Ведь люди всегда чувствуют, если ты отдаешь что-то от чистого сердца.

Эйкка: Это хорошо, потому что когда мы начинали с первым альбомом, 95% наших зрителей были металлисты. Так что я доволен этим, так намного лучше.

Вопрос: Девушки и хэви-метал…

Микко: Частично это физиологическая особенность, когда появляются мысли о том, чтобы начать, но что ты не сможешь этим заниматься. Главная вещь, что ты не сможешь это делать. Но надо просто изменить свое отношение к этому, потому что на самом деле каждый может, независимо от того, на сколько ты слабый.

Эйкка: Я думаю, дело еще в том, когда дети начинают играть… Среди мальчиков изначально больше таких, кто хочет стать великими музыкантами, чем среди девочек. И вот результат. На самом деле, девочки тоже могут быть очень способными, не меньше, чем мальчики, но они просто не думают так, типо «я хочу стать крутой метал-гитаристкой!»

Микко: Тут еще вопрос в поддержке родителей, на сколько они могут помочь ребенку идти своим путем и поверить в себя.

Эйкка: Я знаю, есть крутые девушки-ударники. Вообще, на рок и метал сцене много великолепных музыкантов именно женщин.

Микко: Да, они всегда были и будут, но тут вопрос, может, во внешности, а так же в том, что люди думают, что девушкам больше подошла бы классическая музыка.

Эйкка: А так же группы, это же как социальная ячейка, как семья….

Микко: Мда… (улыбаются)

Эйкка: Это сложно… И я думаю, может это и какие-то стереотипы, но… Десять парней в одном автобусе уживутся лучше, чем десять девушек….

Микко: Да, это так… Та вещь, над чем девушкам, может, стоило бы больше поработать. (странно улыбаются)

Эйкка: Но я знаю некоторые крутые женские группы. Например, в Финляндии это Barbe-Q-Barbies. Они очень классные! Это не какие-то там женские штучки, а реально крутые вещи, какими должны быть женщины! (смеется) И это реально работает..

Микко: У Майкла Джексона была такая же девушка среди музыкантов. И она просто супер очень крутой музыкант. И она прекрасна, она женщина, но люди слушают, как она играет. И им не важно, где она училась и чему она училась, потому что она чертовски крутой музыкант.

Вопрос: Что вы искали, когда начали играть музыку?

Эйкка: Я начал играть, когда был маленьким. У меня есть две сестры, одна из них играет на фортепиано, другая на скрипке. И я тоже просто захотел играть что-то. Когда тебе 7-8 лет, ты не особенно думаешь о музыке. Тебя просто привлекает какой-то инструмент, и ты хочешь издавать им какие-нибудь звуки. И ты так же не думаешь, что хочешь быть рок-музыкантом или классиком. Конечно, если я стал играть на виолончели, то и мои музыкальные кумиры тоже были виолончелистами. Но когда мне было 14, я начал слушать Джимми Хендрикса, и это стало моим первым шагом на пути к хеви-метал. Я слушал Билли Айдола, Джимми Хендрикса, потом я стал фанатом Metallica, Slayer, все тяжелее и тяжелее.

Микко: Мне всегда была интересна рок-музыка. Мои родители знают о роке все. Думаю, мне было около 4 лет, когда я впервые пел The Shadows на концерте. У меня есть первое фото, когда я играю на барабанах, мне там 2 или 3 года. Так что для меня это так естественно. Родители водили меня и на классические концерты, но я ненавидел это, было скучно. Самая унылая вещь, когда ты еще ребенок. Они пыталась образовывать меня, но…

Эйкка: Мой отец классический пианист, хотя и непрофессиональный музыкант. Но он очень любит классическую музыку. У него потрясающая коллекция исполнения скрипки. А я ненавидел это. У меня была пара кассетных записей радио с рок-музыкой, вот это было то, что нравилось. (смеется) Я так же начал играть на барабанах лет в 9. Играл на виолончели, а еще у меня дома были барабаны. Я не брал уроков, просто играл. Я развивался в обоих этих направлениях. Не только классика, все время эти два.

Вопрос: Если бы вы могли обменять свой музыкальный талант на какой-то другой, что бы выбрали?

Микко: Я был бы поваром. Я люблю готовить…

Эйкка: Во! Буквально вчера я думал тоже самое! (смеются)

Микко: …общаться с людьми, делать что-то для них и видеть на их лицах счастье.

Эйкка: Я бы, наверное, открыл какие-то курсы поваров. Потому что меня тоже привлекает еда и ее приготовление. Не знаю, мне нравится организовывать что-то для людей, делать их счастливыми. Работа музыкантом частично делает то же самое. Но мне нравится организовывать мероприятия. Я построил загородный дом, который сдаю, и очень увлечен этим. Потому что люди снимают его, приезжают туда и наслаждаются каждой вещью, каждым моментом… Не знаю, может, я бы стал организатором фестивалей. (смеются)

***
Translated by Taliana Seigner for Eicca Toppinen Full informal

Previous:

Apocalyptica: новый альбом выйдет в апреле 2015

Next:

Вышел сингл группы Apocalyptica из нового альбома «Shadowmaker»

You may also like