Эйкка Топпинен — интервью для FMQ.fi

Перевод статьи в FMQ (Finnish Music Quarterly, май 2014) , посвященная 20-летнему юбилею Апокалиптики, с краткими воспоминаниями Эйкки обо всем творческом пути в целом.
Interview by Petri Silas. Photo: Jussi Puikkonen. Читать в оригинале: http://www.fmq.fi/2014/05/a-genre-unto-themselves/
Translated by Eicca Toppinen Full informal (Taliana Seigner)

***

Играть без риска и следовать за другими — ни разу не вариант для Эйкки Топпинена. Оказавшись на распутье в карьере, когда ему еще не было и двадцати, он выбрал неизвестность. И, что было маловероятным, именно тогда зародилась история всемирного метал-успеха группы Apocalyptica.
Это выглядит и звучит почти как буря, но происходит в закрытом помещении. Воздух трещит от электричества, так главная арена Tampere-talo наполняется светом и насыщенным звуком, таким нетипичным для этого престижного убежища классической музыки.
Вспышки света, похожие на лазерные маяки, и угрожающие шумы со всех сторон. Зал, полный людей, численностью около 2000. Счастливые зрители ликуют, хлопают в ладоши и топают ногами, открыто демонстрируя свою любовь, уважение и признательность героям этого дня.
Все внимание на трех виолончелях и барабанной установке, которые точно ждут своих гладиаторов на этой сцене. Скоро придет время Апокалиптике выйти из-за кулис и начать свое двухчасовое юбилейное шоу.
Группа отмечает 20 лет своего существования игрой, подкрепленной оркестром из 24 лучших музыкантов в классической сфере. Это Apocalyptic Symphony и оркестр Avanti!

Душевные метания

Несколькими неделями ранее вдохновитель проекта Apocalyptica Эйкка Топпинен сел и оглянулся назад на извилистой дорожке группы, возвращаясь к самому началу.
«Как бы романтично это ни звучало после стольких лет, Апокалиптика изначально появилась как результат личностного кризиса. Я достиг определенной точки в моей виолончельном и музыкальном образовании, где я начал серьезно оценивать свои возможности. Играть в большом оркестре иногда было стояще, но большинство музыки ничего не говорило мне в эмоциональном плане. Это был ту-пик. Постоянное обучение было так же не для меня, так что оставалось всего два реальных выбора. Я должен был бы все так же заниматься, чтобы стать солистом мирового уровня, или я должен был придумать что-то абсолютно новое.»

В конце концов, переоценка привела к тому, что анархические и амбициозные части личности Топпинена слились воедино, чтобы создать новый путь в музыке.
«Так как мы вышли из треш-поколения, Металлика стала хорошим посылом и очевидным выбором для отправной точки» — вспоминает Топпинен.
«Люди частенько делают необдуманные и ленивые предположения о том, что виолончели плюс метал равно склонность к напыщенности и романтизму. Но, по правде говоря, я больше жесткий, чем милый и пушистый — так же, когда говорят о так называемой классической музыке.»

Новый сорт Культа

«В первоначальном составе были Пааво Лётьёнен, Антеро Маннинен, Макс Лилья и я. В 1999 году Антеро сменил Пертту Кивилааксо, и Макс ушел из группы в 2002 году. Через три года после этого мы взяли Микко Сирена как нашего барабанщика, тем самым скрепив состав, который остается неизменным и по сей день. Но Cult стал, без сомнения, поворотной точкой. До этого мы были виолончельной группой, но тот альбом показал нас в другом роде музыки.»

«Более прозаично, он так же ознаменовал собой момент, когда я организовал свою собственную компанию и возглавил управление многими делами группы, нацеленными на работу в мировом масштабе. В 1998 году родился мой первый сын, и тогда многое изменилось. И я был рад, что взял штурвал под свой жесткий контроль, направляя Апокалиптику через особенно трудные участки.»

Вернемся еще немного назад.

«Дмитрий Шостакович, например, это композитор, который восхищал меня с ранних лет. И не только музыкой, но и посланием. Мне нравится история, как Иосиф Сталин хотел, чтобы он играл, как Бетховен для Наполеона, и Шостакович любезно написал для него свою самую тривиальную, очень саркастичную Симфонию №9.»

Звонок из Байройта

«Грегор Зейфферт, который использовал музыку Апокалиптики в некоторых своих постановках, связался со мной, фонтанируя о том, как же наконец-то пришло время для нас и его танцевальной компании создать нечто прекрасное вместе с нуля», — вспоминает Топпинен. — «Помимо понимания веса и ценности некоторых выдающихся увертюр, я никогда не был особым поклонником Вагнера. Но подача Грегора была заманчивой, не в последнюю очередь благодаря тому, что заказ шел от знаменитого Байрёйтского фестиваля (ежегодный летний фестиваль, на котором исполняются музыкальные драмы Рихарда Вагнера, основан самим композитором. — прим. пер.)»

«Незадолго до того мы выпустили наш альбом «7th Symphony» и готовились к длительному мировому турне, после которого — мы пообещали это себе и поклялись своим семьям, — Апокалиптика уйдет на год в отпуск. Но после долгих переговоров с самим собой, я пришел к заключению, что не могу позволить такой возможности пройти мимо. В конечном итоге я провел большую часть своего отпуска, сочиняя новую музыку для группы!»

Дети, боги и драконы

«Работа отчасти была похожа на создание саундтрека к фильму», — вспоминает Топпинен, имеющий опыт и в этой сфере деятельности. — «Грегор представил мне очень подробный порядок сцен, для которых я начал сочинять. В некоторых моментах он дал мне абсолютную свободу в то время, как я реализовал его пожелания по отношению к длине, энергетике и стилю конкретных сцен. В остальном он имел очень ясное и четкое видение, какой должна быть музыка и звучание. Например, вагнеровская любовь Бетховена и его Девятая Симфония неотъемлемой частью первой части шоу.»

«В целом, проект был большим вызовом, так как я написал музыку для множества эмоций и условий, начиная от появления дитя на свет и до мистической божественной фигуры, сражающейся с драконами. Во-первых, нашей идеей было использовать музыку Вагнера насколько это возможно, но в конце концов я сочинил добрые три четверти музыки, которую слушают во время произведения. Другими словами, это трудный, но великолепный проект!»

Apocalyptic Symphony

«Я полагаю, мое пребывание в группе и наше сотрудничество с исполнителями, начиная от Вилле Вало и Нины Хаген, до Тилля Линдеманн из Rammstein и Джозе Дюплантье из Gojira, до Кори Тейлора из Slipknot и продюсерами такими, как Джо Баресси, научили меня паре вещей о разделении обязанностей и доверии профессионалам», — Топпинен задумчиво улыбается. — «Так для проекта с Avanti!, после того, как мы разработали точную линию звучания поддержки ансамбля, и как это наилучшим образом дополнит звучание трех виолончелей и ударных, было решено позволить кому-то еще сделать аранжировки».

«Я уже знал Jaakko Kuusisto и играл с ним вместе в юности, так что я был уверен, что он будет горд сделать это для нас. Мы хотели представить в сете некоторые менее известные части и так же кое-что из Wagner Reloaded, и Jaakko провел восхитительную работу.»

«Отмечая два десятилетия нашей группы, я с любовью приложил так много усилий во все, что будет сделано по нашим правилам или нет. Я ясно дал понять нашим менеджерам, что люди из Avanti! были выбраны не только из-за их величайшего мастерства, но так же потому что я сам лично уверен, что они смогут выдержать любые невзгоды на пути, если будет необходимо. Очень мало классических музыкантов осознают, с какими обстоятельствами рок-группа сталкивается лицом к лицу день за днем. Так что это было важно, чтобы привлечь людей, которые не начали бы ныть.»

«Другими словами, о кучке низкосортных музыкантов не могло быть и речи. Это было важно, использовать финский талант и таким образом отдать дань той системе, из которой мы сами произошли.»

На пути к сырому звуку

«Похоже, что август станет временем возвращения в рабочий режим,» — говорит Топпинен. — «Я уже поиграл с некоторыми идеями еще до того, как мы поехали в тур с Avanti!, и обсуждения с новым продюсером уже в процессе, так что мы готовы к следующему шагу. Это что касается времени, так как поклонники озабочены нашим новым материалом после работы над специальными проектами такими, как Вагнер и наш юбилей».

«Большинство металла и рока сейчас находятся в мейнстриме. Я далек от симпатии к этой регрессии, так как это сильно разбавляет художественную форму. Для следующего альбома Апокалиптики я хочу больше натурального звука. Преобладающий напыщенный стиль обращается ко мне с каждый днем все меньше, и я намерен направить нас к звучанию без излишеств, как, например, у групп Rage Against the Machine или System of a Down. Во многом благодаря Пааво, который держится в курсе обработки звука и усиления оборудования, наше звучание сейчас не имеет аналогов в мире.»

Качество, настойчивость, самоотверженность

«Мы всегда сравниваем себя с нашими героями, которые находятся на высоте своей игры. Конечно, мы такие незначительные, что не можем тягаться в успехе с Металликой в этом мире, но что касается качества, настойчивости и самоотверженности, мы продолжаем поднимать планку с каждым туром и каждым релизом.»

И везде, где есть создатели, есть и подражатели. Топпинен знает об альбомах «A String Tribute to», которые начали появляться десять лет назад, но отказывается взять на себя ответственность за это явление.
«Я, естественно, слышал некоторые из этих релизов, а также был приглашен принять участие в подобных концертах, но мне действительно нечего сказать. Как Apocalyptica, мы гордимся тем, что создали наш собственный способ играть металл и выстояли. И если это пример влияет на подобные настроения в других, я рад. Но в целом, всегда есть определенный комичный элемент в игре, когда так называемые классические музыканты решают «оторваться», что для них означает переиграть Final Countdown из Europe или другие не самые современные треки.»

«Тем не менее, всякий раз, когда музыкант из любого жанра или любых сфер жизни искренне отдает свою душу и придумывает что-то новое и оригинальное, я первый начинаю аплодировать, хлопать руками и топать ногами.»

Previous:

Апокалиптика: Тяжелые карманы

Next:

Пертту Кивилааксо: Потерянный где-то среди пустоты

You may also like