APOCALYPTICA: Приводим струны в бешенство

Нет ничего необычного в том, что группа начинает с того, что играет каверы на свои любимые песни. Необычно, когда эта группа — квартет виолончелей, а каверы на песни Metallica. Финские метал-виолончелисты Apocalyptica выпустили свой первый альбом Plays Metallica By Four Cellos двадцать лет назад, и с тех пор к ним добавился барабанщик и куча приглашенных вокалистов для выступлений. Накануне своего австралийского тура в сентябре 2016 барабанщик Микко Сирен беседует с Hysteria о том, как сохранять новизну в музыке и продолжать удивлять слушателей.

***

Hysteria: Apocalyptica существует уже не один десяток лет, но это первый раз, когда у вас один вокалист на весь альбом. Что заставило вас изменить заведенному порядку и пригласить Фрэнки Переза?

Микко Сирен: Это правда, мы никогда не делали этого раньше, и нам хотелось вытолкнуть себя из зоны комфорта. Мы очень цельная группа сами по себе, и никогда не зависели ни от кого со стороны. В прошлом были замечательные проекты, и в будущем еще будут, но когда у нас появился Фрэнки, мы еще больше ощутили себя единым целым. Мы переработали каждую песню намного больше, чем мы делали это раньше с приглашенными вокалистами — и одним весомым поводом сделать это стало то, что Фрэнки едет с нами в тур, так что публика услышит вживую то, что слышала в записи.

Hysteria: Похоже, сплоченность — основная тема этого альбома. Вот и в Штатах вы тоже жили все вместе, когда записывали альбом.

Сирен: Это была одна из самых классных записей альбома в нашей жизни. Мы жили в сельской местности недалеко от Нэшвилла, в маленьком домишке, что кардинально поменяло смысл выражения «комнатная лихорадка» (cabin fever) [Прим. пер. «cabin fever» в обычном смысле — повышенная раздражительность, вызванная длительным пребыванием в одиночестве или взаперти.] Было здорово познакомиться со знаменитым южным гостеприимством. У нас все время были двери нараспашку, люди приходили, уходили… мы возвращаемся из студии, а у нас на кухне люди сидят, пиво пьют, и местные фермеры явились со своей продукцией. Редко удавалось уединиться от всех и просто сосредоточиться на музыке, так что нам прямо повезло, что у нас это все-таки получилось.

Hysteria: Это да, даже если к концу вас накрывает этой самой «комнатной лихорадкой».

Сирен: Но это же все энергия, даже если в данный момент вы раздражаете друг друга, можно направить эту напряженность в музыку. Для меня, напряжение – это то, что делает музыку интересной. Когда всё красиво и аккуратно, и ничего не цепляет – вот что бесит больше всего!

Hysteria: Я просмотрела сетлисты для вашего тура в этом году… Насколько это важно для вас, ребята, включать в сетлисты каверы? Ну, Metallica, Sepultura…

Сирен: Это очень важно. Я имею в виду, песни Metallica — ядро группы. Это то, как мы начинали, и мы сейчас празднуем это, выпустив обновленную версию первого альбома Plays Metallica By Four Cellos. Мы играли эти каверы столько раз, что уже такое чувство, будто мы усыновили эти песни и теперь они наши собственные. Энергетика этих песен делает шоу уникальным. Refuse/Resist [Sepultura] потрясающе красива и первобытна, и играть ее вживую восхитительно.

Hysteria: Думаю, вам играет на руку заблуждение, что струнная и оркестровая музыка – спокойная и умиротворяющая, тогда как в действительности, зачастую, оркестровая музыка на самом деле довольно дикая.

Сирен: Совершенно верно. Мы делаем это уже 20 лет, и с тех пор, как мы начали, появлялись и другие группы, играющие нечто похожее, и все равно у людей в голове сидит, что виолончель – спокойный инструмент. Это примерно как то, что рок-гитарист непременно должен употреблять наркотики и носить кожу… реальность может быть совершенно иной. Мы заставляем это работать на нас, и нам нравится ломать стереотипы, застрявшие в головах у людей.

***

Перевод: Ольга Сидоренко для Apocalyptica Daily.

Previous:

Пертту и Эйкка в интервью для El Break PM в Мехико 2016

Next:

Пертту Кивилааксо: я играю на вайленсчели

You may also like