Apocalyptica — интервью для LVZ-Online

«Мы даем людям свободу и делаем их глухими» — перевод интервью с Апокалиптика.
Interview: Johannes Angermann © LVZ-Online, 06.06.2014 | Читать в оригинале
Translated by Perttu Kivilaakso Rus Fan Club (Taliana Seigner)

***
Лейпциг. Прошлый год Apocalyptica отметила премьерой монументальной работы Грегора Зейферта Wagner Reloaded в Лейпциге. Теперь финские челло-рокеры вместе с MDR (Mitteldeutscher Rundfunk — прим. пер.) возвращаются. LVZ-Online поговорил с Эйккой Топпиненон, Пертту Кивилааксо, Пааво Лётьёненом (все виолончели) и Микко Сиреном (ударные) о рок-звездах в дни Вагнера, о скрываниях в OpernCafe и о том, кто больше всего интересен фанаткам.

Инт: Когда мы говорим о финской музыкальной культуре, мы говорим о танго, о группах Leningrad Cowboys и Elakelaiset, о музыке Хумппа. Что делает музыкальную финскую сцену настолько уникальной и инновационной?

Эйкка: Это маленькая страна. И так как никто там не может сделать хорошие деньги на музыке, то нет никакого давления с коммерческой стороны. Кроме того, наши музыкальные традиции еще очень молоды. Так же, это смешение разных стилей и традиций.

Инт: Что по поводу влияния на Финляндию таких культур, как Россия или Швеция?
Микко: Швеция это больше джаз. Джаз пришел из США в Англию и в Германию, а оттуда уже, наконец, и к нам в Финляндию.
Пааво: Германия также оказала сильное влияние на классическую музыку в Финляндии.

Инт: Отдельно от Микко Сирена, который имеет степень в джазовой музыке, все остальные учились в академии Сибелиуса в Хельсинки, чтобы стать порядочными виолончелистами… (все смеются)… после чего вы повернулись к рок-музыке. Ощущаете ли вы себя рок, хеви-метал музыкантами?

Эйкка: Сложно сказать. Часть из нас — это классические музыканты, часть — рок музыканты, а еще другая часть — металлисты. Мы не разделяем это, для нас музыка это просто музыка.
Пертту: Как группа, мы используем возможности виолончели, экспериментируем с этим. Мы стараемся найти предел инструмента. Так мы находим себя, не заостряясь на одном жанре.

Инт: Есть инструменты намного проще, чем виолончель. Скручивало ли вас от игры на ней или наоборот было весело?

Эйкка: Ох, это была борьба. Я ненавидел заниматься. Но мне нравилось играть. Моя мама тогда сказала — если ты не хочешь практиковаться, пусть это заканчивается. Но так как я хотел играть, я смог пройти через это.
Пааво: Это сложная работа. Всегда играть. Каждый день. Это тяжелый труд. Ты должен много практиковаться.

Инт: Сейчас вы в той точке, когда можете сказать — я овладел инструментом?

Пертту: Да, уже 28 лет как. (смеется)
Микко: Он наша Примадонна!
Пааво: Это невозможно. Сложности никогда не заканчиваются.

Инт: А если этот день когда-нибудь наступит?

Эйкка: Всегда есть что-то, чему нужно учиться. Я также не играю в традиционной манере виолончели. У меня есть свой стиль. Когда мы были моложе, такая мотивация была еще сильнее, чтобы стать классическими виолончелистами…
Пааво: Но никто не может победить нас в нашем стиле.
Эйкка: В мире полно удивительных виолончелистов. Но Apocalyptica только одна.

Инт: Такой переход от рок-музыки к Wagner Reloaded — что раздражало в этом?

Пааво: Немецкое пиво.
Эйкка: Грегор Зейферт обратился к нам с этой идеей. Мы думали — если это сработает, это будет здорово, тогда если не мы, то кто… Полностью его видение с музыкой, танцами и сценой, все звучало настолько сумасшедше, а должно было работать. Грегор Зейферт сумасшедший!

Инт: Как вы пришли к соглашению с Зейфертом?

Эйкка: Он обратился к нашему менеджеру. Он уже использовал нашу музыку в своих проектах таких, как «Marquis de Sade». Грегор думал сделать Вагнера только с нами. Мы единственные в этом стандартном вопросе. Тогда я встретился с ним, у меня были хорошие впечатления. Сначала мы хотели сделать это в Байройте, но не вышло. Тогда к нам присоединился MDR, и все отправилось в Лейпциг.

Инт: Каково влияние Апокалиптики на это шоу?

Эйкка: Сюжет жизни Вагнера — это полностью работа Грегора Зейферта. Но для музыки он развязал нам руки. Многие песни — это новые композиции, сделанные без Вагнера. Часть о жизни Вагнера, не его музыка. Там не так много частей с музыкой Вагнера — «Das Rheingold», «The Flying Dutchman» и «Тhe Ride of the Valkyries», но даже их мы изменили.

Инт: Вагнеру стоит бояться?

Эйкка: Он умер больше ста лет назад! Он не должен сильно на нас обижаться.
Микко: Мы заранее ясно дали понять, что мы посвящаем себя Вагнеру в вопросах музыкальных, но не политических.

Инт: Сейчас вы исполняете работы 150-летней давности. Как это работает вместе с современным рок-музыкальным подходом?

Эйкка: Даже люди, которые хорошо знают Вагнера, имеют сложности с пониманием — где музыка Вагнера, а где Апокалиптики. Я думаю, это великолепно, что мы можем перенести его работу в наши дни.
Пааво: Вагнер никогда не любил другую музыку, но если бы это было так, он бы нашел нашу музыку хорошей. Она помпезная, захватывающая, это все очень по-вагнеровски.

Инт: Был бы Вагнер в наше время металлистом?

Пертту: Композиторы были звездами своего времени. Они были глубоко уважаемыми личностями, которые создавали произведения. И мы здесь по той же причине — мы даем людям свободу и делаем их глухими.
Эйкка: Композиторы играли для элит. А самые такие «роковые» музыканты играли в барах. Туда приходили композиторы и крали их идеи.

Инт: И сейчас еще ходят, по барам?

Эйкка: Как вы можете видеть, мы все еще активны (смеется). Нам нравится выходить куда-то в Лейпциге.

Инт: Грегор Зейферт сказал, вы были очень воодушевлены, что выступаете снова в Лейпциге. Что вам нравится в этом городе?

Микко: Центр города очень компактный, хорошо прогуляться, много парков.
Пааво: …для пробежек.
Пертту: Здесь очень спокойно. И всегда хорошая погода, когда мы здесь.

Инт: Вас узнают на улице?

Микко: Да, время от времени. Но люди всегда уважительны.
Эйкка: После Wave-Gotik-Treffen (WGT, всемирный крупнейший ежегодный, c 1992 года, фестиваль готической музыки и искусства в Лейпциге) стало сложно ходить по клубам. Мы много играем на готическом фестивале. Многие люди тут знают нас. Может, было бы лучше не в рок или метал барах. Мы ходим в Opern-Cafe!

Инт: …но после шоу Вагнера там уже не безопасно…

Микко: Тогда мы, наверное, продолжим гулять в одном из многочисленных парков.

Инт: Что вы чувствуете по поводу шварц-сцены, связанной с WGT?

Микко: Это, конечно, очень волнительная и захватывающая вещь. Для многих людей это часть их жизни. Но мы все-таки больше заинтересованы в музыке.

Инт: Было ли у вас время посетить пару концертов?

Микко: Мы заняты в эти выходные, сами выступаем с шоу.

Инт: Для рок-группы вы в очень удобной позиции — три виолончели, нет соло-гитариста. Кому достается больше внимания женщин? Барабанщику?

Эйкка: Они предпочитают все типы. (смеется) Мы старперы, Пааво и я женаты. Можно считать только Микко и Пертту.

КОНЕЦ
© LVZ-Online, Leipzig, 06.06.2014

Previous:

Пертту Кивилааксо и Микко Сирен — интервью для LOUDER! Magazine

Next:

Альбом Reflections

You may also like